Как не оказаться живым в морге

На прошлой неделе в России произошло мрачно-сенсационное событие – в морг отвезли живого человека.

Случилось это следующим образом. В деревне Ульяновщина Псковской области проживал 57-летний безработный Александр Григорьев. Кой-чем подрабатывал по мелочевке, подкармливался у сердобольных соседей, как водится среди одиноких мужиков с не очень счастливой жизнью – попивал водочку. 4 февраля ему стало плохо – скорее всего, случился сердечный приступ.

Как обстоятельства развивались дальше – версии, изложенные в ряде российских СМИ несколько различаются. По одной из них, вызванная из райцентра "Скорая" к больному приехать не успела, местный фельдшер, увидев, что он умер – дал отбой. По другой версии, медики из райцентра все же приехали – и именно они констатировали летальный исход.

А дальше начинается самое интересное. Когда в Ульянщину были вызваны дети умершего – его тело было отправлено ими на вызванной "труповозке" в райбольницу. Перед этим, кстати, труп был осмотрен бригадой милиции – которая, не обнаружив на нем явных признаков насильственной смерти, и предписала отправить его на вскрытие. Причем, по словам санитара спецмашины, отвозившего Григорьева в морг, его тело было телом классического покойника – холодным, окоченевшим, с помутневшими глазами и проч.

В морозильнике морга труп пролежал еще два дня. Что, кстати, несколько странно – ведь 4 февраля была не суббота, когда у врачей тоже выходной день, а понедельник. Тем не менее, вскрытие было назначено на 6 число. Каким же было удивление патологоанатома, когда он обнаружил у "трупа" признаки сердечной деятельности, реакцию зрачков и другие свидетельства того, что он еще жив!

Впрочем, живым пациент Григорьев пробыл недолго – попытки привести его в сознание оказались неэффективными – и вскоре вновь была зафиксирована смерть, на этот раз уже окончательная.

Кто виноват в смерти "ошибочно умершего" больного?

Ныне Себежский район Псковской области является предметом пристального интереса и всей российской прессы, и Следственного комитета, и областной администрации, которой также создана авторитетная комиссия по расследованию случившегося. Главврач и его заместитель уже отстранены от работы на время проверки. Что, впрочем, больше напоминает классические попытки "найти стрелочника", желательно должностью повыше. Теоретически, конечно, руководство районной медицины отвечает за ее качество на подведомственной территории. Однако не главный врач и его зам констатировали факт смерти, принимали больного в морг и так далее. А так, с тем же успехом, отстранять от работы можно и главу районной, и областной администрации – за то, что держали у себя столь "некомпетентных" медиков.

Кстати, в прессе уже появилась версия о том, что случившееся – банальная "разборка" между упомянутым выше патологоанатомом и главврачом, с которым у него были натянутые отношения. Дескать, лучшего способа "подставить" нехорошего шефа, чем инспирировать всемирную сенсацию с мрачным душком, у ушлого судмедэксперта просто не было.

Впрочем, другие обстоятельства этого дела показывают, что в нем далеко не все ясно. В конце концов, признаки жизни у пролежавшего два дня в холодильнике "трупа" видел не только патанатом – но и его коллеги, помогавшие ему реанимировать уникального пациента. А другие медики клянутся, что во время их осмотра в родном селе Григорьева, тот был уже однозначно мертв.

Признаки клинической и биологической смерти – возможны ли ошибки?

Как бы там ни было – но возможна ли в принципе ошибка с признанием умершим живого человека? Увы, с этим не все так просто, как кажется. Для врачей прошлого и обычных людей смерть – это когда человек испускает последний вдох и у него перестает биться сердце. Первое определяется путем поднесения к носу (или открытому рту) больного зеркала или любого холодного и гладкого предмета – на котором в случае сохранения дыхания тут же появится "муть" – испарина.

Прекращение же сердечной деятельности обычно определяется по пульсу. Надо сказать сразу – пульс на запястье (то есть, на лучевой артерии) порой сложно найти у пожилых людей даже во вполне удовлетворительном состоянии – их сосуды часто поражены атеросклерозом, и твердая из-за "бляшек" стенка почти не вибрирует. И, вообще, при критическом падении артериального давления прощупать пульс на руке невозможно – его определяют на центральных артериях, например – сонной, на шее.

Кроме того, признаком смерти являются расширенные зрачки. Что тоже неспецифично – например, после визита к глазному врачу, закапавшего глаза атропином для лучшего осмотра глазного дна, зрачки тоже будут расширены, как у покойника пару часов. Сходным образом действуют некоторые наркотики и многие лекарства.

И, главное – все перечисленное является признаком лишь "клинической" смерти! То есть, такой, которая в принципе является обратимой. То ли благодаря срочно предпринятым реанимационным мероприятиям – то ли даже самопроизвольно, в случае, если больному "расхотелось" на тот свет.

А вот признаками уже "биологической", необратимой смерти, являются уже совсем другие моменты. Трупное окоченение мышц – когда очень трудно согнуть туловище и руки-ноги покойника. Трупные пятна – на спине и бедрах, куда приливает застывшая кровь. Охлаждение тела до температуры окружающего воздуха.

Впрочем, эти вещи развиваются очень нескоро – порой до суток. Самыми же ранними признаками окончательной гибели считается высыхание оболочек глаза и "симптом кошачьих зрачков". Когда при надавливании с боков глазных яблок зрачок, приобретя вертикальную форму (как у кошек) так и не возвращается в прежнее, круглое состояние. Но и такие симптомы разовьются в лучшем случае, спустя час-два после летального исхода. Потому, кстати, тела умерших в больнице пациентов принято держать в палате минимум два часа, прежде чем отправить в морг – так, на всякий случай, а вдруг человек все еще находится между жизнью и смертью?

Думается, что после прочтения всех вышеизложенных признаков подавляющее большинство читателей поймет: установка факта смерти – дело не очень простое. Да, "медики должны знать – их же учат". Безусловно – учат. Всему понемножку – что обычно благополучно забывается в случае не постоянной востребованности в практической работе. Ну, право, кто, кроме реаниматологов да еще, может, онкологов, постоянно наблюдает за уходом своих пациентов? Да в большинстве обычных отделений любая смерть – почти ЧП! Что же говорить о фельдшере ФАПа.

Кстати, именно врачи реанимаций, больше всего знающих, как спасать больных от, казалось бы неминуемой смерти, но, все равно, нередко их "теряющие", при всем своем колоссальном опыте чисто "клиническим" признакам наступления смерти доверяют отнюдь не на 100%. Поэтому, как бы ни окончательно мертвым казался им пациент – последняя запись в историю болезни делается лишь после снятия электрокардиограммы. А умный прибор порой может зафиксировать очень редкие сокращения сердца – которые ни стетоскопом не выслушать, ни по пульсу, даже на центральных артериях не определишь. Ну а говорить о наличии кардиографов в каждом селе весьма проблематично…

Так что, с интересом ожидая данные официального расследования трагического случая на Псковщине, можно сказать лишь одно – дать стопроцентную гарантию от врачебных (а тем более, фельшерских) ошибок при установлении факта смерти может лишь Господь Бог.


Источник: “http://t-pravda.net/society/medicine/148458-kak-ne-okazatsya-zhivym-v-morge.html?lang=ru”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя